• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вычитано (список заголовков)
14:13 

Морской и Мокрый

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Саморепост из Морских узлов.
28.04.2016 в 13:03
Пишет shepet:

Ещё немного о суевериях.
Черноморские моряки считали, что Николаев Чудотворцев, покровителей моряков, на самом деле два: Морской и Мокрый. Первый заведовал кораблями, второй — собственно водной стихией, причём оба они всегда незримо присутствовали среди моряков. Им следовало непременно приносить обеты, иначе беда. Обеты заключались в почитании праздников святого Николая, украшении образа, а то и постройке церкви в его честь. В случае непосредственной опасности для корабля на палубу выносили образ Николая Чудотворца и молили о спасении.
Об этом пишет в «Звичаях нашого народу» украинский этнограф-эмигрант Олекса Воропай, ссылаясь на книгу А.Терещенко «Бытъ русского народа». Том IV, СПб, 1848.
Как там святые «два в одном» разбирались между собой, что кому и с кого причитается, история умалчивает :-)

URL записи


@темы: По морям, по волнам, Вычитано

14:05 

О подлинном «Сером призраке»

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Дню Флота посвящается - того самого, который «не наш» *здесь должен быть не совсем приличный жест* :D

Монитор «Железняков» был построен на киевском заводе «Ленінська кузня» в 1935 году и в 1940 вошёл в состав Дунайской флотилии, осуществлявшей патрулирование границы по Дунаю. Великая Отечественная для него началась в четыре пятнадцать 22 июня обстрелом с румынского берега. В том бою, продолжавшемся целый день, монитор уничтожил одну береговую батарею и сбил вражеский самолёт. После того, как оба берега реки оказались заняты врагом, мониторы Дунайской флотилии в полном составе с боем прорвались к Измаилу и, совершив морской переход, сосредоточились в Днепрово-Бугском лимане. «Железнякова» защищал Одессу, Николаев, Херсон и Очаков, наносил неожиданные удары в тылу противника, заслужив уже к тому времени славу неуловимого и легендарного. К ноябрю 1941, когда его передали в состав Азовской флотилии, он оставался последним уцелевшим из дунайских мониторов.
Летом 1942 «Железняков» действовал на Азовском море, в низовьях Дона и Кубани, оборонял базу Азовской флотилии Темрюк, а в сентябре, после оставления нашими войсками Кубани он и тральщик ТЩ-581 были последними уходившими в Чёрное море через блокированный Керченский пролив. Выброшенный штормом на мель, тральщик был затоплен командой, а «Железняков» после двух дней героической борьбы моряков за жизнь своего корабля, снявшись с мели, залатав пробоины и навесив деревянный руль вместо повреждённого, всё-таки прорвался и пришёл в Поти.

«...Оставался один выход — свернуть с фарватера к вражескому берегу, подойдя под самые батареи. Ведь такой маневр помог однажды кораблям на Дунае! Правда, там не было минных полей. Ну что же! Корабль сидит мелко, он, может быть, пройдет над минами, не задев их. Это был единственный шанс на спасение.
И рулевой по приказу командира А. Харченко свернул с фарватера на минное поле. Два краснофлотца шестами щупали дно. Их ранило. Вместо них тотчас же встали другие. Монитор уже подошел почти к самому берегу. Прожекторы заметались и вдруг погасли. Они потеряли корабль. Потом снова стали лихорадочно щупать фарватер. Наткнувшись на какой-то затонувший корабль, они ярко осветили его, и вдруг обрушился на него огонь, предназначенный для «Железнякова».
А «Железняков» тем временем пробирался вперед, рискуя взорваться на минах. И люди стояли на своих постах — у машин, у орудий, у пулеметов, в радиорубке, твердо веря в то, что корабль и на этот раз прорвется...

Игорь Всеволожский, «Неуловимый монитор»


После ремонта, в 1944, монитор году вернулся на Дунай и принял участие в боях за освобождение придунайских стран.
В середине шестидесятых по просьбе энтузиастов-речников корпус монитора был передан заводу «Ленінська кузня». Более того, когда возник вопрос «какие пушки ставить», оказалось, что сохранились оригинальные артиллерийские установки «Железнякова», и их тоже передали заводу. Воссозданный в первоначальном виде и даже с «родной» артиллерией монитор установлен на постаменте в парке Моряков на Рыбальском полуострове, неподалёку от завода.




Монитор «Железняков» на Рыбальском полуострове

@темы: Фотомания, Страницы истории, Праздничное, По морям, по волнам, Отклики, Киев, Вычитано

16:31 

С днём рождения, адмирал!

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф

Шахматная партия адмирала Нахимова и турецкого паши, плененного русским флотом
Агаркова Н.И.

С портретами наших адмиралов, традиционно, беда-беда. В частности, все известные портреты Нахимова так или иначе, нарисованы с наброска, украдкой сделанного Василием Тиммом в осаждённом Севастополе во время службы в соборе - этим объясняется некоторое однообразие ракурсов :)

Сегодня на квартире Тотлебена я был обрадован встречей с художником Тиммом, приехавшим на место великих событий увековечить все, что здесь достойно внимания. В портфеле Тимма я увидел набросанный весьма сходно портрет Нахимова.
- Как вам удалось сделать портрет нашего героя? Ведь, говорят, он решительно не позволяет снять с себя портрет?
- Действительно, не позволяет. Меня представили ему; он был очень со мной любезен, и когда ему передали, что хочу, но совещусь просить у него позволения снять его портрет, он, нахмурясь, отвечал: "Рано-с, рано-с! Пусть прежде выгоним французов!"
- Каким, однако, способом вы уловили его черты?
- В церкви, украдкою... Согласитесь, как не иметь портрета такого замечательного человека? В это время, как я рисовал Нахимова, как нарочно, он молился с большим усердием и клал частые земные поклоны. Я торопился набросать очерк его лица, боясь, чтоб он меня не заметил: рука у меня дрожала, я чувствовал, как кровь выступила мне в лицо, как будто я что дурное делал!.. Да, мне не хотелось, чтоб он заметил мою работу – он мог оскорбиться.



А не окажись Тимм таким одержимым идеей запечатлеть черты столь замечательного человека, и мы сейчас гадали бы, как выглядел Нахимов, как гадаем с Ушаковым %-)

@темы: Стянутое, Страницы истории, Праздничное, По морям, по волнам, Вычитано

12:16 

Весна-инфо, литературное приложение

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Снова перетряхивая пыль в книжном шкафу. Очень весеннее стихотворение, в котором есть всё: и любовь, и разлука, и весеннее беспокойство, охота к перемене мест, и ветер, и кварки с квантами, и железная дорога, и просто Дорога :)

В ПУТИ
Нам не время еще
Тосковать по судьбе,
И не все отгулялось,
И не все отгрустилось.
Чтоб увидеть себя,
Чтоб сказать о себе,
В нас с тобою
Пространство России сгустилось.
Сумасшедший разбег этой дали родной,
Бесконечность снегов,
И сверканье,
И шорох.
В нас история сжалась
До жизни одной.
Будет искра,
И сразу мы вспыхнем,
Как порох.
Пусть твой быт неустроен,
Но дух прихотлив.
Пусть враги
О пороги твои разобьются
Жидкий чай по вагону
Несет проводник,
И на стыках
Прозвякивают чайные блюдца.
И пространство сбегается
С разных сторон,
И срываются головы
С мягких подушек.
Сумасшедшие кварки
Кюветных ворон
Прерывают весенние кванты
Лягушек.
Нам железо эпохи
Пора понукать.
Состоянье покоя уже нетерпимо.
Нам врываться в пространство,
Сквозить, проникать,
Растворяться в родимом.
Но только не мимо!
А дорога мой поезд
Несет, как сома.
Впереди пересадка
Или передряга.
Но разбойным напевом,
Сводящим с ума,
На полях заливается ветер-бродяга


Владимир Костров
«Роза ветров», 1987 г.

Я, собственно, к чему - поют эти самые... весёлые кванты :)) Хорошо так поют, громко, слаженно. И всю ночь, считай :)
А соловья так и нет, печаль-печаль...

@темы: С приветом из реала, Отберите у мартышки сканер, Вычитано

22:46 

Пар & парус

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Неожиданно зацепилась у Конрада. Примечательно, что это пишет человек, у которого век паруса уходил на глазах. Конечно, как истинный поляк романтик, он облекает свою мысль в ту форму... в которую облекает :) И, разумеется, он несколько преувеличивает степень независимости от воли стихий, которую даёт кораблю машина. И всё же он подмечает ту включённость в окружающий мир, которая на парусном судне и явственней и органичней. И забыть о ней сложнее.

The efficiency of a steamship consists not so much in her courage as in the power she carries within herself. It beats and throbs like a pulsating heart within her iron ribs, and when it stops, the steamer, whose life is not so much a contest as the disdainful ignoring of the sea, sickens and dies upon the waves. The sailing-ship, with her unthrobbing body, seemed to lead mysteriously a sort of unearthly existence, bordering upon the magic of the invisible forces, sustained by the inspiration of life-giving and death-dealing winds.
Joseph Conrad - The Mirror of the Sea

Успешное плавание парохода зависит не столько от его стойкости, сколько от энергии, которую он носит в себе. Энергия эта бьется, как пульсирующее сердце, в его железной грудной клетке, и когда оно останавливается, пароход (который не столько состязается с морем, сколько презрительно игнорирует его) слабеет и умирает на волнах.
А парусное судно с его бесшумным корпусом как будто живет таинственной, неземной жизнью, граничащей с магией каких-то невидимых сил, жизнью, поддерживаемой дыханием ветров, живительным, но часто и смертоносным.

Джозеф Конрад - «Зеркало морей», в переводе М.Е. Абкиной


Честно говоря этот, «книжный», перевод не кажется мне удачным: и courage в данном случае не только и не столько стойкость, и нет в оригинале противопоставления «живительным, но часто и смертоносным». Там речь идёт о ветрах, несущих кораблю и жизнь, и смерть - в их вечном и неразрывном единстве.
Но я всё-таки решила не делать свой перевод этой цитаты, чтобы никто не подумал, будто я всё читала в оригинале :)))

@темы: По морям, по волнам, Вычитано

18:29 

Искал цитат, нашёл дугой

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
О национальных особенностях творческого мышления:

«Русский человек так мечтать на заказ не сможет. Русский ум точен, польский – раскидист. Русское воображение нуждается в реальной подкладке, польское – витает в облаках. Русский артист может быть идеалистом, но фантастическим живописцем, каких у поляков немало, не сделается никогда. Сведомский, когда пишет, работает. Котарбинский – мечтает, мечтает всегда, без устали, в то время, когда работает, и тогда, когда отдыхает.»
Владимир Дедлов, «Киевский Владимирский собор и его художественные творцы.», 1901 г.


К бывшему как-то разговору о том, что бывает, только взглянешь на картину, и понимаешь, что автор непременно окажется поляком :)


Вильгельм Котарбинский
Мавка

@темы: Киев, Вычитано, В греческом зале, в греческом зале

14:33 

Эхх...

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Вот так перечитаешь - не то, чтобы забытое, но давно и основательно утрамбованное под спуд души,- и осознаешь, насколько убого и беспомощно то, что пытаешься сочинять ты. Пичаааль... Но светлая :) Потому как прекрасно же!

Борис Шергин — Любовь сильнее смерти

@темы: Вычитано

16:54 

Полночное

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
или Дожить до «Рассвета»

В смысле за «Полночь» Камши.
С прискорбием вынуждена констатировать: как я и подозревала, мне понравилось.
Да, я понимаю, что мне проще, потому, что я читала всё сразу и подряд. И я ждала продолжения не годами, а только пол-года. И не то, чтобы у меня вообще не было претензий. Но в общем и целом понравилось - и ничего не могу с этим поделать.
И ещё вот это – буквально на первых страницах:

Разве желают зла ракушки – кораблю, древоточцы – дубу, цепни – быку? Они просто заботятся о себе и своём потомстве, но в один прекрасный день корабль тонет, дуб падает, бык дохнет, и мы принимаемся искать ужасный заговор.
Вера Камша, «Сердце зверя» Том 3. «Синий взгляд смерти». «Полночь».


Разрубленный змей, Вера Викторовна снова купила меня с потрохами!

Что до судеб отдельных персонажей, то я, наверное, всё-таки захочу их «переписать в голове» - но не раньше, чем увижу, каким будет этот рассвет ;-)

@темы: Отблески «Отблесков Этерны», Вычитано

16:05 

Самурай

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Вообще-то я другое искала (ну, как обычно), и тут в несколько неожиданном ракурсе всплыло имя Сабуро Сакаи, чья книга в своё время нехило вынесла мне мозг.
Было категорически решено что Сакаи - это, скорее всего, и есть «эта сволочь Хаджиме Сайто», которого опять не сумели до конца похоронить
(c)haeldar


Сабуро Сакаи и другие японские авиалица

Честно говоря, параллель мне кажется несколько притянутой за уши. Пресловутая «неубиваемость» у этих товарисей всё же по-разному проявилась, да и в общем они мало похожи. (И, кстати, на предмет пьянства аффтар не то спутал Сакаи с другим японским асом, Акамацу, не то честно приврал для красоты рассказа.)
Но вот в том, что девиз Сабуро Сакаи и у Сайто не вызвал бы возражений, сомнений нет никаких.
Девиз не простой. Он ооооочень простой:


«Никогда не сдавайся» - и подпись

Когда Сабуро Сакаи в одном из его последних интервью спросили, применял ли он какие-то приёмы вроде полёта на большой высоте или маскировки в облаках для получения преимущества над противником, он ответил:
Я пытался оказаться в положении, в котором противник не может стрелять в меня, зато я могу стрелять в противника, независимо от разницы в высоте.

Самурай, что тут скажешь :)))
И кстати о птичках ;)) Какой же самурай без настоящего самурайского оружия?
ZERO - картинки

@темы: Вычитано, Летатели, Об авиации - с любовью, Стянутое

14:45 

Парусно-корабельный быт

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Очередной раз роясь в своих завалах выудила одну любопытную работу Беггерова.


Беггров А.К. (1841-1814)
Корабельный быт (Орудийный каземат фрегата «Ослябя»)
Центральный военно-морской музей, Санкт-Петербург

Александр Карлович Беггеров (1841-1914), сын академика Императорской Академии Художеств Карла Беггерова, окончил Морское инженерно-артиллерийское училище и с 1863 по 1873 г. служил на Балтийском флоте, павраллельно своим коштом обучаясь в Академии художеств. В 1871-1872 гг. участвовал в кругосветном плавании винтового фрегата "Светлана"
Выйдя в отставку продолжил изучение живописи во Франции, где и познакомился с передвижниками. С 1874 г. принимал участие в их выставках, в дальнейшем стал полноправным членом Товарищества.
В 1879 году совершил Беггеров ещё один поход на "Светлане" - из Кронштадта в Грецию.
С 1878 года и до конца жизни являлся художником Морского министерства.

Беггров был постоянно чем-то недоволен, постоянно у него слышалась сердитая нота в голосе. Он был моряк и, быть может, от морской службы унаследовал строгий тон и требовательность. В каком чине вышел в отставку, когда и где учился -- не пришлось узнать от него точно. Искусство у него было как бы между прочим, хотя это не мешало ему быть постоянным поставщиком морских пейзажей, вернее -- картин, изображавших корабли и эскадры.
Корабли он знал в совершенстве. Мачта, рея, парус, все детали паровых судов для него были привычными вещами. Критикуя каждую картину с судами, где были допущены малейшие неточности, ворчал: "Ну вот! Как этот парус поставили? Да разве так судно пойдет? Скажите, какой вздор!"
Он бойко справлялся с рисунком и акварелью, изображая городские виды, движение судов на реке, но все это носило иллюстративный характер, видна была условная умелость с трафаретной, заученной манерой письма, выработанной им за многие годы.
Жизнью современного искусства, как и делами Товарищества, он как будто совсем не интересовался. Его почти насильно подводили к картинам экспонентов при отборе для выставки. Обыкновенно он был в это время занят своими произведениями: ввинчивал кольца в рамы, завязывал веревки, протирал стекла на акварелях. У него все должно было иметь аккуратный, блестящий вид, как у вещей на корабле. Указывал на раму: "Смотрите, как сделана: двойной шип! А позолота? За стекло одно двенадцать рублей заплатил! То-то же!"
Рабочие приносили его картины завернутыми в несколько покрывал и обвязанными морскими веревками так, как будто картины отправлялись в кругосветное путешествие. И даже тут Беггров сердился: "Опять? Сколько раз я им говорил, чтоб перевязывали крестом и перекручивали веревку. Вот дураки, не понимают, что так сползти все может!"
Он был коренаст, ходил твердо, как все моряки. Лицо всегда строгое, и, если иногда засмеется на секунду, то и тогда выражение лица не изменялось, как будто смех исходил от другого. Рабочие на выставке его боялись.


@темы: Вычитано, По морям, по волнам, В греческом зале, в греческом зале

22:18 

Hornblower again

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Ну, кто там ещё сомневается в том, что у Форестера Хорнблауэр ироничный мужик, со своим собственным взглядом на многие вещи, в том числе и не связанные непосредственно с морской службой? ;)
Один хороший человек перевёл последний, кажется, из до сих пор не переведённых рассказов Хорнблауэрского цикла.

«- Имейте в виду, сэр Горацио, - сказал доктор Манифолд, - я придерживаюсь мнения, что подобный способ лечения Его Величества не продуктивен, да, весьма непродуктивен.
- В самом деле, доктор? - вежливо произнес Хорнблауэр.
- На последнем консилиуме по поводу состояния здоровья Его Величества те, кто придерживается сходного с моим мнением, оказались в меньшинстве, - ответил доктор. - Однако осмелюсь заметить, сэр Горацио, что оппоненты победили лишь численно -- причем весьма незначительным большинством, следует подчеркнуть - а наиболее выдающиеся светила в мире медицинской науки были поголовно на моей стороне.
- О, естественно, - подтвердил капитан Хорнблауэр.
- Своими знаниями и умениями мы намного превосходили оппонентов. Но дело здоровья Его Величества было отдано на откуп простому голосованию. Попомните мои слова, сэр Горацио, этот обычай решения вопросов простым подсчетом голосов, не учитывающим положения голосующего в обществе, будет проклятием человечества в грядущих веках, если не предпринять необходимых действий против такого положения вещей.
- Это представляется весьма вероятным, - заметил Хорнблауэр. Одним из его постыдных секретов был тот, что сам он считал себя демократом и радикалом, но в экзальтированных кругах, в которых ему приходилось ныне вращаться, было не трудно скрывать это, так как все здесь считали само собой разумеющимся совершенно противоположное.
- Морская прогулка Его Величеству! - презрительно фыркнул доктор Манифолд. - Укрепит его силы! Отвлечет от своих забот! Вздор! Несчастных пациентов с таким умственным расстройством, как у Его Величества, не следует подвергать каким-либо волнениям. Резонно, не так ли? Кровопускание, сэр Горацио - несколько унций два раза в неделю. Основательный курс применения слабительного и растительная диета. Содержание в темном помещении при мягком обращении. Это всё даст измученному мозгу Его Величества шанс на избавление от ненужных дум и начало новой жизни - с чистого листа, tabula rasa, сэр.
- В ваших словах есть немалый резон, доктор.
Хорнблауэр не притворялся, произнося эти слова. Такое лечение сумасшествия выглядело логичным в 1812 году. В то же время его пронзала жалость при мысли о своем бедном безумном короле, подвергнутом такому жестокому обращению. Его инстинкты восставали против этого, а разум говорил, что, поскольку данный метод безуспешно применялся в течение последних двух лет, было бы неплохо поэкспериментировать с чем-то иным.»

С. С. Форестер «Хорнблауэр и Его Величество»

Полностью можно прочитать здесь.
События в рассказе происходят в 1812 году, после побега из французского плена, но перед балтийским походом. Хорнблауэр назначен командовать королевской яхтой.

@темы: Стянутое, Вычитано, Вокруг и около «Хорнблауэра»

17:21 

Вызывает антирес...

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
и такой ещё разрез :)))


Федерико Гарсиа Лорка
Любовь, 1934

«Как объект любви моряк в работах Лорки, представляет собой недостижимый романтический идеал, скорее из сферы мечты, чем реальности. Он является объектом безнадёжной любви, любви, "как она должна быть, но не как она есть". Моряк родом из "вымечтанного мира вечного ожидания", и цветы, которые зачастую изображены растущими из его пустых глаз или рта символизируют ностальгическое стремление к прошлому или будущему счастью.
Несмотря на связь, в большой степени, с мечтами и несбыточными желаниями, моряк является также символом сексуальности и страсти, часто выступая в качестве возлюбленного. Таким образом, пьяный моряк или моряк, поднимающийся из могилы, являются знаком роковой страсти, ведущей к гибели и смерти.»

Отсюда

Речь идёт об анализе символического значения изображений моряков на рисунках Гарсиа Лорки в книге Элен Оппенгеймер «Лорка: Рисунки и их связь с жизнью и творчеством поэта» (Helen Oppenheimer. Lorca: The Drawings and Their Relation to the Poet’s Life and Work. New York, NY: Franklin Watts. 1987. Print.)

Моряки Лорки

Ретро-песенка в тему :)


Cкачать бесплатно Давид Тухманов - Капитан на pleer.com

@темы: По морям, по волнам, Музыка, Вычитано, В греческом зале, в греческом зале

16:15 

«Зимні Миколи»

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Тарас Чубай Миколай бородатий на pleer.com



Фрагмент из книги «Звичаї нашого народу»
На досуге, может быть, переведу, а пока что «мовою оригіналу».

Любопытно, что на Западной Украине - а сейчас этот обычай потихоньку распространяется и на остальной территории,- «Миколай» приносит детям подарки к Рождеству, до которого на самом деле ещё «як до неба». Любопытно потому, что в католических и протестантских странах подарки ведь тоже разносит Санта Клаус хотя от «его» дня по Григорианскому календарю до католического Рождества те же три недели. Возможно, дело в том, что это последний «большой» праздник в преддверии Рождества.
И очень интересно, кому на самом деле в этот день варили пиво, «а теперь не варят, и потому всё не так», какому славянскому божеству? Ведь это пиво явный отголосок языческих времён, да и само содержание колядки недвусмыслено... Да, пива вечером, пожалуй, выпить стоит. Подогретого. С имбирём :)
И, кстати, сегодня с утра был мороз. Гусары, не ржать - я в хорошем смысле :)))

Upd: Подумала и поняла, что привязка не обязательно должна быть к конкретному числу, скорей к временному отрезкуу. И всё встало на свои места: ну конечно - зимнее солнцестояние! Солнышку пиво варили, солнышку :)))

@темы: Праздничное, Отберите у мартышки сканер, Музыка, Вычитано

16:59 

Драконьи рассказки

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Как-то в одном диалоге вокруг да около валлийского дракона припомнила, что у нас дома когда-то была книжица валлийских рассказов. И вот откопала-таки. С драконом во всю обложку :)



Перевод с английского А. Мельникова
Составление и предисловие Е. Гениевой
Москва
«Известия»
1983

Стоила, кстати, дурных денег - аж целых 80 коп. ;))
Попутно обнаружила, что кроме Огненной пирамиды Артура Мейкена (ну как-же, жжж-ж-уткая кельтская экзотика ;-) :-D) в сети, кажется, нет этих рассказов на русском языке. А зря, по-моему. Вот, например, совершенно очаровательный Поющий столб

@темы: Вычитано, Отберите у мартышки сканер

08:50 

АдмиралЪ такой адмирал...

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Из книги Георгия Гинса:

«Но если адмирал был неудачным полководцем и политиком, то зато как обладатель морских и технических знаний он был выдающимся. В своей специальной области он обнаруживал редкое богатство эрудиции. Он весь преображался, когда речь заходила о знакомых ему вопросах, и говорил много и увлекательно. Как собеседник он был обаятелен. Много юмора, наблюдательности, огромный и разнообразный запас впечатлений — всё сверкало, искрилось в его речи в эти минуты задушевной и простой беседы. И в это время чувствовалось, что этот человек мог оправдать надежды, что не напрасно он поднялся на такую высоту.
Будь жизнь несколько спокойнее, будь его сотрудники немного более подготовленными — он вник бы в сущность управления, понял бы жизнь государственного механизма, как он понимал механизмы завода и корабля, единство всех частей, их взаимное соотношение, их стройность.
Но в такое время, когда все были неподготовлены, когда никто даже из лучших профессиональных политиков не сумел найти методов успокоения революционной стихии, — как мог справиться с нею тот, кто всю жизнь учился быть хозяином не на суше и в огне битв, а лишь на море и в царстве льдов, кто провел большую часть жизни не на широком общественном просторе, а в тесной и уединенной каюте!
Адмирал в кругу близких людей был удивительно прост, обходителен и мил. Но когда он одевался, чтобы выйти официально, он сразу становился другим: замкнутым, сухим, суровым. Не показывает ли это, что роль Верховного Правителя была навязана ему искусственно, что изображал он эту роль деланно, неестественно. Весь этикет, который создали вокруг него свита и церемониймейстеры, был не по душе человеку, который привык к солдатской рубахе и паре офицерских ботфорт.
Редкий по искренности патриот, прямой, честный, не умеющий слукавить, умный по натуре, чуткий, темпераментный, но человек корабельной каюты, не привыкший управлять живыми существами, наивный в социальных и политических вопросах — вот каким представлялся мне адмирал Колчак после нашей поездки в Тобольск. Я одновременно полюбил его и потерял в него веру. Какую ответственность взяли на себя люди, которые в ночь на 18 ноября 1918 г. решили выдвинуть адмирала на место Директории!».


@темы: Страницы истории, По морям, по волнам, Вычитано

Alter ego

главная