Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: страницы истории (список заголовков)
01:36 

Из серии «Что курил Форестер и не только?»

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф


Captain George Miller Bligh
Mather Brown, 1812
© BHC2562
National Maritime Museum, Greenwich, London, Greenwich Hospital Collection

Джордж Миллер Блай (George Miller Bligh), родившийся в 1780 году был единственным сыном из пяти детей капитана Ричарда Родни Блая (Sir Richard Rodney Bligh) (1737-1821) и его супруги Энн Уорсли (Ann Worsley) (ум. в 1797 г.). В 1794 году поступил гардемарином на линейный корабль Alexander, которым командовал его отец
Утром 6 ноября 1794 года линейные корабли Alexander и Canada, возвращающиеся от мыса Сент-Винсент после сопровождения средиземноморского конвоя, столкнулись с французской эскадрой контр-адмирала Нейи (фр. Joseph-Marie Neilly) в составе линейных кораблей Tigre, Droits de l'Homme, Marat, Pelletier, и Jean Bart, фрегатов Charente, Fraternité, Gentille и брига Papillon.
Погоня продолжалась с 06:45 до 10:30. Более быстроходная Canada смогла скрыться, и Нейи сосредоточился на отставшем «Александре» . К 11:30 Alexander в перестрелке с расстояния 50 м сумел повредить рангоут Droits de l'Homme, и попытался уйти, но был настигнут «Маратом», обстрелявшим его с кормы, а затем подошедший Jean Bart дал бортовой залп в упор. Перед угрозой полного уничтожения сильно поврежденный Alexander сдался.
Из-за повреждений, полученных кораблями эскадры и захваченным «Александром» французы вынуждены были возвратиться в Брест, что позволило нескольким приближающимся конвоям англичан беспрепятственно достичь порта назначения. Позже вернувшийся в Англию в мае 1795 года по обмену пленными Блай-старший, который уже находясь в плену 23 октября 1794 года был повышен в звании до контр-адмирала, предстал перед военным судом за потерю корабля и был полностью оправдан.
По прибытии в Брест команда была заключена в плавучую тюрьму, затем переведена в замок. Через пол-года Джорджу Блаю удалось бежать.
После возвращения в Англию он служил на кораблях Brunswick, Agincourt, Quebec и Endymion. В 1801 году произведён в лейтенанты, в 1804 году переведён на флагманский корабль адмирала Нельсона Victory. В Трафальгарском бою 21 октября 1805 года командовал баковыми орудиями корабля, был ранен мушкетными пулями в голову и грудь и отнесён на нижнюю палубу. Таким образом, Джордж Блай был среди тех, кто находился рядом со смертельно раненым Нельсоном в последний час его жизни, что нашло отражение в картине Артура Уильяма Дэвиса The Death of Nelson, 21 october 1805
Поправившись присутствовал на похоронах своего адмирала 9 января вместе с Генри Бэйнтаном (Henry William Bayntun), командиром корабля Leviathan, капитаном «Victory» Томасом Харди и лейтенантом Эндрю Кингом.
Получив 25 января 1806 года в командование шлюп Pylades и звание коммандера, конвоировал транспортную колонну из Фалмута в Средиземное море. 2 мая 1808 года отличился при захвате французского приватора Grand Napoleon, 27 декабря 1809 года произведён в капитаны. В начале 1810 года, командуя линейным кораблём Glatton сопровождал транспорты с острова Мальта в Англию. Затем командовал 18-пушечным шлюпом Acorn в составе эскадры, назначенной для обороны британских баз на острове Лисса (Lissa) в Адриатике. В 1814 году командовал фрегатом Araxes на Ямайке
В июле 1816 года возвратился в Англию и вышел в отставку, к активным действиям на море, похоже, никогда более не привлекался. 2 декабря 1817 года женился на Кэтрин Хайнс (Catherine Haynes).
Умер 14 ноября 1834 года в Саутхамптоне (Hampshire) в возрасте 54 лет.

@темы: Страницы истории, По морям, по волнам, Вокруг и около «Хорнблауэра», В греческом зале, в греческом зале

14:36 

Безумству ретро-маньяков :)

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф


Британский морской офицер 1740
Эпоха самую малость не та, по которой маньячу я, но работа всё равно впечатляет. Как, впрочем, и результат :)

@темы: Вокруг и около «Хорнблауэра», По морям, по волнам, Страницы истории

02:31 

То, что все ищут

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Повод в смысле :)
Памятник Сикорскому в КПИ снимала два года назад, но выложить так и не снеслась. Ну вот, сегодня Vana Tallinn с АНТКовцами пятница ;)) и 98 лет со дня первого полёта «Ильи Муромца» - чем не повод ;)


Ещё одна

Под настроение пересмотрела «Поэму о крыльях». Странно, что фильм о судьбах двух великих авиаконструкторов, снятый тем же Даниилом Храбровицким, что и культовый «Укрощение угня», не особо известен.
Туполев и Сикорский. Каждый из них выбрал свой вариант свободы (или наоборот, что, в сущности, одно и то же). Не чуждый артистизма и стремления к лаврам и фимиаму Сикорский оказался более чем успешен в Америке. Туполев, прущий к очередным горизонтам с грацией тяжёлого танка (да-да, чихать я хотел на все препятствия(с)), с максимальной эффективностью реализовался в Советском Союзе. Разумеется, поменяй их местами, они бы всё равно состоялись – талант не пропьёшь,– но, ИМХО, обоим было бы труднее. Стало быть, выбор в обоих случаях можно считать правильным.

Замечательный момент в фильме:
В 1914 году Жуковский уговаривает Туполева заняться чем-то более востребованным.
– Но я хочу строит аэропланы!
– Пока их лепят из тряпочек, жёрдочек, эта наука никому не нужна. Она понадобится бог знает когда. Я не доживу. И мне страшно подумать, что вы повторите мой путь.
– Уговорили, я остаюсь!
– Вот этим они и берут. – Усмехается Жуковский. Он, возможно, и не обиделся бы, реши Туполев последовать его совету, но сейчас искренне рад, что ученик оказался верен их общему делу. – Они же прекрасно знают: даже если б нас заставили приплачивать, мы всё равно делали бы то, что мы делаем.

@темы: Страницы истории, Фотомания, Размышлизмы, Об авиации - с любовью

08:50 

АдмиралЪ такой адмирал...

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Из книги Георгия Гинса:

«Но если адмирал был неудачным полководцем и политиком, то зато как обладатель морских и технических знаний он был выдающимся. В своей специальной области он обнаруживал редкое богатство эрудиции. Он весь преображался, когда речь заходила о знакомых ему вопросах, и говорил много и увлекательно. Как собеседник он был обаятелен. Много юмора, наблюдательности, огромный и разнообразный запас впечатлений — всё сверкало, искрилось в его речи в эти минуты задушевной и простой беседы. И в это время чувствовалось, что этот человек мог оправдать надежды, что не напрасно он поднялся на такую высоту.
Будь жизнь несколько спокойнее, будь его сотрудники немного более подготовленными — он вник бы в сущность управления, понял бы жизнь государственного механизма, как он понимал механизмы завода и корабля, единство всех частей, их взаимное соотношение, их стройность.
Но в такое время, когда все были неподготовлены, когда никто даже из лучших профессиональных политиков не сумел найти методов успокоения революционной стихии, — как мог справиться с нею тот, кто всю жизнь учился быть хозяином не на суше и в огне битв, а лишь на море и в царстве льдов, кто провел большую часть жизни не на широком общественном просторе, а в тесной и уединенной каюте!
Адмирал в кругу близких людей был удивительно прост, обходителен и мил. Но когда он одевался, чтобы выйти официально, он сразу становился другим: замкнутым, сухим, суровым. Не показывает ли это, что роль Верховного Правителя была навязана ему искусственно, что изображал он эту роль деланно, неестественно. Весь этикет, который создали вокруг него свита и церемониймейстеры, был не по душе человеку, который привык к солдатской рубахе и паре офицерских ботфорт.
Редкий по искренности патриот, прямой, честный, не умеющий слукавить, умный по натуре, чуткий, темпераментный, но человек корабельной каюты, не привыкший управлять живыми существами, наивный в социальных и политических вопросах — вот каким представлялся мне адмирал Колчак после нашей поездки в Тобольск. Я одновременно полюбил его и потерял в него веру. Какую ответственность взяли на себя люди, которые в ночь на 18 ноября 1918 г. решили выдвинуть адмирала на место Директории!».


@темы: Страницы истории, По морям, по волнам, Вычитано

04:47 

На таких людях держится мир(с)

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Сегодня исполнилось 90 лет со дня рождения замечательного человека - Виктора Владимировича Гончаренко, «Грача».



21.11.1921-23.08.1977

Его судьбой стало небо - так написано на могильной плите. В небе он был до последней минуты,.. до последней секунды. Говорят, существует снятая кем-то их хаёвцев фотография: планер в развороте и Гончаренко с улыбкой во всё лицо. А через три минуты - всего лишь через три минуты,- он войдёт в землю в том самом месте где рядом с цаговским забором торчит сейчас из груды камней хвост планера.
Он окончил консерваторию, был солистом Киевской филармонии, но не любил эту свою профессию, уйдя на пенсию, как только позволила выслуга лет. Пел он только в полёте, никогда не пел если просили. И никогда не объяснял, почему он «Грач», говорил, что это его тайна. Зато рассказывал массу интереснейших историй. Рассказчиком он был великолепным. Позже он признавался, что на слушателях «обкатывал» свои рассказы, которые потом появлялись на бумаге. Впрочем, некоторые так и остались только в устном варианте.
Он хотел, чтобы мальчишки и девчонки мечтали о небе, поэтому многие книги написаны им для детей. Например, «Как люди научились летать». А его «Техника и тактика парящих полетов; была Библией парителей, планеристов и дельтапланеристов, не один десяток лет.
Он был настоящим романтиком. Удивительно - ему, пятидесятилетнему планеристу, летавшему под облаками, не составляло труда взглянуть на полёт глазами молодых ребят, осваивавших совершенно новые и экзотичные по тем временам «тряпочные» крылья. Сейчас они уверены, что Гончаренко уже тогда видел перспективы дельтапланеризма гораздо дальше, чем они сами. Он как бы подталкивал их, заставляя двигаться вперёд в своих, таких ещё неуклюжих с нынешней точки зрения полётах, И именно его статья в «Комсомолке» стала толчком к обретению дельтапланеризмом официального статуса.
Дельтапланеристы первого, «грачёвского» поколения считают, что Виктор Владимирович, помимо всего прочего, их просто любил. И они отвечали ему взаимностью. А своими «Былями крылатой горы» он связал их с настоящей легендой, с зарёй авиации и первыми планерными слётами, с Арцеуловым, Анохиным, Раценской, с Антоновым и Королёвым.
Без этого, думаю, дельтапланеризм наш был бы немного другим. И мир тоже был бы другим, немного хуже, немного более тусклым, без этой яркой, щедрой жизни. Жизни, писанной «густым рембрандтовским маслом, не чахлой акварелью» - сказано о другом и по другому поводу, но к Виктору Владимировичу Гончаренко подходит, ИМХО, как нельзя лучше

@темы: Страницы истории, С приветом из реала, Об авиации - с любовью, Мы ищем ветер, Летатели, txt

20:11 

Корабли

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Искала красивую картинку с «Авророй» (это ссылка на флибустьерский пост, кратко излагающий, что за «Аврора», и чем знаменита, а вот здесь его книга, описывающая те же события более подробно) и наткнулась на галлерею приморского художника Валерия Шиляева.

Много моря и парусов

@темы: Стянутое, По морям, по волнам, Страницы истории

20:04 

Корабли и люди

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф


First communication with the natives of Prince Regents Bay, as drawn by John Sackhouse and presented to Capt. Ross, August 10th 1818.
Иллюстрация к книге Джона Росса «Исследовательское путешествие на военных кораблях "Изабелла" и "Александр" с целью изучения залива Баффина и поисков предполагаемого Северо-Западного прохода» вышедшей в 1819 г. в Лондоне, изображающая первую встречу с местным населением залива Принца-регента.
(RGS: S0015475)
© Royal Geographical Society

Из сопроводительного текста к рисунку в экспозиции Королевского географического общества, посвящённой поискам Северо-Западного прохода:
«После успешного завершения Наполеоновских войн у Великобритании возник излишек кораблей и способных офицеров, для которых не было настоящего дела. Отправка их в Арктику (и Антарктику) позволяла сохранить боеспособность кораблей и обеспечить занятость людей. Трудные условия полярных морей вынуждали также совершенствовать навыки судовождения.»

Отак от ;)) И шоб никакой дедовщины :))

@темы: Стянутое, Страницы истории, По морям, по волнам, Вокруг и около «Хорнблауэра», В греческом зале, в греческом зале

22:56 

Френдлента меня доконает

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф


u-96 и его серия постов из древнего гнезда киликийских пиратов:
Коракекессиум

@темы: Страницы истории, Стянутое, По морям, по волнам

14:44 

Будем брать?

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
План есть ;)



Download Mireille Mathieu La Marseillaise for free from pleer.com


А вот про Николай Степаныча, к стыду своему, не знала, не знала...
Перевод Н.Гумилёва

@темы: Стянутое, Страницы истории, Отклики, Музыка, В греческом зале, в греческом зале

12:15 

Без слов

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
02:37 

Я тут слегка хулюганю...

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Видит бог, фанфики трудно назвать моим любимым литературным жанром, но бывают же исключения ;)
Вообще-то всё началось с примечания, которое захотелось взять на вооружение в наших собственных реалиях. Дальше-больше. Подумалось, а почему бы в том же духе не перевести и всё остальное... вплоть до замены «импортных» персонажей нашими. Подходящие по всем параметрам персонажи, что характерно, тут же нашлись. В общем, простите меня все великодушно :shuffle:

Положено ещё шапку оформлять. Ладно, надо, так надо.

Название: There's a sailor who sings, или Y a des marins qui chantent :)
Автор: Вообще-то Anteros, но...
Персонажи: Вот эти
Отказ от прав: Мопед не мой. От всего отказываюсь, ни на что не претендую. Текст песни «Віє вітер, віє буйний» принадлежат Ивану Котляревскому. Действующие лица не принадлежат никому, кроме Истории.
Примечание: Основой для оригинального фика послужила песня Жака Бреля «Амстердам» и британская телевизионная экранизация «Хорнблауэра». Ну, от «Хорнблауэра» здесь не осталось ничего. А всё, что навеяно «Амстердамом», я честно перевела.

Ну очень адаптированный перевод

@темы: txt, Вокруг и около «Хорнблауэра», Музыка, По морям, по волнам, Страницы истории

14:46 

«Хорнблауэр» продолжает есть мой моск

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Каким-то совсем уж извращённым способом.
Вот, к примеру, жили-были на свете такие «Горацио и Арчи»

@настроение: Правь, Британия морями?

@темы: Страницы истории, По морям, по волнам, Вокруг и около «Хорнблауэра», В греческом зале, в греческом зале

17:28 

Дьявол разрази вавилонскую башню!

послушай, далёко, далёко, на озере Чад изысканный бродит жираф
Я вот подумала, соберись кто сейчас только не Михалков, ради бога, только не Михалков! снимать фильму о Казарском, кого-то лучше Джейми Бамбера на главную роль даже искать не стоит. Но поскольку чудо сие британскоеанглоязычное, пригласить его никому и в голову не придёт, и в страшном сне не приснится. А ведь попадание в образ, ИМХО, гарантировано, и по фактуре, и по темпераменту.
Но помечтать-то можно? Пусть он всё-таки станет капитаном!... Блииииин... это ж опять умирать в кадре во имя сюжета... ладно, дело привычное, не впервой... В общем, своё кино в голове я сняла.
Ведь похожи, правда?


Капитан I ранга Российского императорского флота Александр Казарский
Джейми Бамбер в роли лейтенанта британского Королевского флота

@темы: Страницы истории, По морям, по волнам, Вокруг и около «Хорнблауэра»

Alter ego

главная